Пресс-центр

«Восточный Порт» отвоевывает рынок технологиями

17 Июля 2017

Эксперт

В России может быть введен запрет на неэкологичные технологии перевалки угля в портах, расположенных в населенных пунктах. Одной из первых реорганизации в этом случае подвергнется портовая инфраструктура в Находке.

Стивидоры ожидают очередного передела рынка портовых услуг в крупнейшем на Тихом океане транспортном узле Восточный — Находка.
Но на этот раз он будет не криминально-бюрократическим, как в 1990-е, и не рейдерско-силовым, как в 2000-е, а цивилизованным и, по большому счету, экономически обоснованным. Речь идет об изменениях правил перевалки угля: сегодня в Думе рассматривается законопроект о запрете перевалки угля открытым способом в портах, расположенных в населенных пунктах. Если такое решение будет принято, многим более чем из трех десятков операторов двух основных морских портовых комплексов в заливе Находка, возможно, придется уйти с рынка, поскольку модернизация мощностей для закрытой перевалки угля требует немалых средств. Тогда большая часть грузооборота, скорее всего, перераспределится между несколькими крупными стивидорами, из которых главные в акватории Находки — АО «Восточный порт», управляемое через дочернюю компанию входящего в холдинг УГМК «Кузбассразрезугля», и ОАО «Евраз Находкинский морской торговый порт». Преимущество первого в том, что там собственники уже вложили свыше двух десятков миллиардов рублей и в модернизацию угольного терминала для перевалки угля закрытым способом, и в беспрецедентные для российских портов очистные сооружения. Второй порт только планирует сделать это в течение нескольких лет за 3,5 млрд рублей. И хотя в России немало портов, которые грузят уголь в городской черте, именно Находка обратила на себя внимание властей, поскольку здесь экологическая ситуация в последние годы стала критической.

Город туманов

Когда в июне 1859 года в бухту Врангеля из залива Находка впервые вошел российский корабль «Америка», возглавлявший экспедицию по Японскому морю генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев Амурский поначалу не увидел местных красот из-за густого тумана, оседавшего моросящим дождем. Поселяясь в бухте между сопок каждый год в конце мая, эти густые облака теперь половину лета спасают жителей Находки от другого тумана — угольного, который в ясную погоду заполняет город последние двадцать лет, а в последнее десятилетие особенно сильно. Построенный в 40-х годах прошлого века силами заключенных ГУЛАГа город Находка и сейчас оказался невольником собственной экономики. Несколько километров вдоль набережной города занято бесконечной чередой громыхающих железных монстров-погрузчиков, так что ни жить вдоль нее, ни гулять по ней, ни даже подойти к воде нет никакой возможности. Это и есть сам «Порт Находка федерального значения» (название в регистре Росморпорта), глубина которого — 40 метров — позволяет проходить судам с осадкой до 13 метров. Здесь стивидорские услуги оказывают на 22 терминалах примерно столько же частных и государственных предприятий. Из 153 тыс. жителей третьего по величине города Приморья более трети живет за счет работы в портах, налоговые отчисления от которых составляют почти 90% городского бюджета объемом немногим более 3 млрд рублей. Других дел почти нет, кроме как в бюджетной сфере и в малом бизнесе, едва успевающем обеспечивать внутренние потребности города, через который, между тем, проходит до 15% железнодорожных грузов страны.

Здесь переваливали в основном лес, металл, импортные контейнеры, удобрения, занимались рыбопереработкой и прочим промыслом, а перевалкой угля ведал в основном построенный в 1974 году в удалении от города в бухте Врангеля универсальный порт Восточный с несколькими терминалами разного назначения. С развалом экономики в начале 1990-х грузооборот в порту резко сократился и начал расти только после 2005 года. Если за 2006–2016 годы грузооборот российских морских портов вырос менее чем на треть (с 451,1 млн до 721,9 млн тонн), то грузооборот портов Дальневосточного бассейна увеличился в 2,4 раза, составив в 2016 году 185,5 млн тонн. Близость к международным транспортным коридорам «Приморье-1» и «Приморье-2» позволила портам Восточному и Находке наращивать обороты еще большими темпами, чем остальным портам в Дальневосточном бассейне: по 10–16% в год против 8–9%. Совокупно они нарастили перевалку с 36 млн тонн в 2007 году до 77,8 млн тонн в 2013-м и до 94,8 млн тонн в 2016 году (68,5 млн и 23,3 млн тонн соответственно).

При этом перевалка росла все это время в основном за счет угля. Спрос на уголь на мировом рынке стабильно растет уже почти пятнадцать лет вслед за развитием промышленности в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Так и получилось, что прежде занятая «чистыми» грузами портовая зона в черте Находки за эти годы превратилась в груды угля, тонны которого вместе с ветром сыплются на горожан, особенно зимой, когда не работают системы полива для пылеподавления.

Местные жители начали массово протестовать еще с 2012 года, власти Приморского края лишь разводили руками, по сути, предлагая им выбор между чистым воздухом и заработком. В последние годы, по словам находкинцев, пыль начала уже разъедать глаза, а, как показали замеры местных экологов, концентрация бензопирена в воздухе Находки превышает норму в 1,4 раза. Хотя это меньше, чем в соседнем Владивостоке (превышение нормы в 2,5 раза), именно порты в заливе Находка в Год экологии оказалась под пристальным вниманием президента, которому в начале июня дозвонился на «прямую линию» пятиклассник Андрей из Находки и пожаловался на несносную жизнь в городе из-за угольной пыли. Последовала реакция в виде проверок, с которыми и надзорные, и контрольные органы обрушились на стивидоров, начав навещать их по три раза в месяц, а не в раз квартал, как раньше. В Госдуме в свою очередь появился законопроект, направленный на полный запрет перевалки угля открытым способом в пределах населенных пунктов РФ.

Уголь в воде и воздухе

Долго разбираться, кто есть кто в заливе Находка, не пришлось: здесь уголь грузят пять крупных компаний и несколько мелких. Основной объем перевалки приходится на порт Восточный, где двумя специализированными терминалами владеет АО «Восточный порт» (23,3 млн тонн угля в прошлом году), который изначально был вне подозрений ввиду удаленности от города и закрытого способа перевалки. Второй лидер по объемам погрузки угля — ОАО «Евраз Находкинский морской торговый порт» (около 10 млн тонн угля и металла), и вот он-то как раз занимает львиную часть береговой линии города Находки, а стало быть, больше всех пылит, поскольку грузит уголь устаревшим открытым способом.

Погрузчик выскабливает из вагона уголь и кидает его в общую кучу, после чего другой погрузчик тем же макаром забрасывает его в трюм, извергая вторично клубы пыли. Часть груза при этом рассыпается по рельсам и через простейшие фильтры, а то и без них, смывается в море. С учетом масштаба возникают и проблемы с воздухом: 15 портовых причалов растянулись вдоль города на 3,5 км и пропускают (распыляют) по 300- 500 вагонов в сутки. Ранее руководство «Евраз НМТП» заявляло о намерении установить новую систему полива угля и увеличить высоту защитных экранов. Но теперь, когда речь зашла о возможном запрете открытой перевалки, новым собственникам, видимо, ничего не оставалось, кроме как заявить о вложении 3,5 млрд рублей в организацию закрытой погрузки со всеми новейшими очистными сооружениями. Это же, по словам гендиректора порта «Евраз НМТП» Вячеслава Сараева, позволит увеличить объем перевалки на 15–20%. При чистой прибыли по итогам 2016 года в 2,7 млрд рублей (44,5 млн долларов) инвестиции можно считать вполне окупаемыми, тем более что в угольных терминалах «Евраз НМТП» есть хотя бы минимальные системы защиты воздуха и воды.

Но другим обитателям части городской зоны в Находке, например нескольким операторам Терминала Астафьева, видимо, придется свернуть перевалку угля, хотя еще совсем недавно они планировали ее наращивать. У них явно не найдется миллиардов рублей на переоснащение, а варварскую технологию погрузки власти, скорее всего, уже в покое не оставят: защитные экраны символические, а орошение угля не всегда работает. Здесь, к примеру, дренажная система построена под прямой слив отходов в море, что было приемлемо для умершего некогда на мысе Астафьева рыбного порта. Сейчас же напрямую в залив поступает не корм для рыб, а ядовитый для них уголь. Стивидоры люди неразговорчивые, но некоторые из них поведали нам, что, скорее всего, в случае запрета открытой перевалки от угля придется отказаться, поскольку новое оборудование при низких объемах им недоступно даже в складчину. «Надежды на возврат в наш порт рыбаков мало, из-за высокого курса доллара весь улов опять продают на экспорт прямо в море, не заходя в порт. А роста числа импортных контейнеров пока не ожидается, он просел у всех вдвое, так что иные вовсе задумаются о продаже своих активов и клиентов более крупным игрокам», — предположил руководитель одного из портов.

Без шума и пыли

Пока в очевидном выигрыше в заливе Находка остается АО «Восточный порт», которое контролируется ООО «Управляющая портовая компания» (владеет 84,6% акций), входящим в структуру «Кузбассразрезугля» — второго по величине добытчика и поставщика угля для металлургии в стране. АО «Восточный порт» — одна из девяти компаний, оказывающих стивидорные услуги в порту Восточном бухты Врангеля близ Находки, специализирующаяся только на перевалке угля. Незамерзающая гавань и глубины, достигающие на фарватере 22 метров, позволяют заходить в порт крупнотоннажным судам типа capеsize дедвейтом 180 тыс. тонн и более, в итоге через него проходит пятая часть российского угля. «Кузбассразрезуголь» входит в холдинг УГМК. Восточный порт — стратегический для УГМК, как основной торговый путь сбыта угля в Азию (помимо этого группа владеет аналогичным по оснащению портом «Ростерминалуголь» в Усть-Луге для экспорта в Европу), поэтому его мощности регулярно расширяют.

Сейчас в структуре Восточного порта — единственный в Приморье специализированный конвейерный угольный комплекс с автоматизацией 98,9% и грузооборотом 17,8 млн тонн в 2016 году. На другой стороне бухты расположен универсальный перегрузочный комплекс на 5,7 млн тонн. Специализированный угольный комплекс по технологическому оснащению может сравниться лишь с портом в Усть-Луге, других аналогов в России нет.

Здесь все начинается не с разгрузки вагона, а его опрокидывания. Два груженых вагона подают в гигантскую стальную кабину, которая затем медленно переворачивается, ссыпая уголь на склад глубиной более десятка метров. Оттуда уголь к месту подготовки и затем погрузки доставляют конвейеры длиной несколько сотен метров каждый. Два вагоноопрокидывателя стоимостью 10 млн долларов каждый были закуплены в 2012 году в США (российский аналог есть в порту Ванино, но он оказался дороже). Их особенность — в специальной системе пылеподавления, которая позволяет наблюдателю не вдохнуть ни пылинки, даже если вагон перевернут у тебя под носом (в трех метрах проверено на себе). Как только кабина с вагоном переворачивается, его накрывает облако так называемого сухого тумана, микрокапли которого моментально блокируют пыль, а мощная система вентиляции (аспирации) вытягивает все это дело в систему фильтрации воздуха.

«В порту постоянно функционирует 21 установка для очистки воздуха и восемь локальных установок по очистке сточных вод, которые очищают их до уровня рыбохозяйственных показателей, — рассказывает начальник службы коммерческой работы, маркетинга и связи с общественностью АО „Восточный порт“ Олег Альмакеев. — На площадке есть 144 сорокаметровых пульверизатора вокруг открытых складов для пылеподавления. В закрытых складах уголь можно лишь грузить, но не хранить, поскольку он способен самовоспламеняться от высокого давления, поэтому склады снабжены высокими защитными экранами».

С 2012 по 2016 год АО «Восточный порт» направило 158 млн рублей на различные защитные и очистные сооружения и 705 млн рублей на модернизацию технологического оборудования. Кроме того, порт выпустил в акваторию бухты Врангеля мальков кеты на 105 млн рублей для поддержания баланса морских биоресурсов, хотя этого никто не требовал. В 2017 году сумма запланированных инвестиций в экологию прямо или косвенно составит 150 млн рублей.

Но суть модернизации все же в снижении издержек и повышении качества продукции. «Наш спецкомплекс разгружает за три минуты четыре полувагона, а обычный погрузчик — от двадцати минут летом и час зимой, — поясняет управляющий директор АО „Восточный порт“ Анатолий Лазарев. — При погрузке на танкер наша машина укладывает три тысячи тонн угля в час, а обычный портальный кран грузит семь-восемь тысяч тонн в смену. Наша технология кратно снижает себестоимость перевалки и, главное, повышает пропускную способность порта, а экономию времени очень ценят клиенты».

Помимо этого перекрестная система из 42 конвейеров в порту Восточном позволяет доставить разные марки угля от разных поставщиков к любому из двух причалов, на которых помещаются четыре судна. «Это позволило нам выйти на премиальные рынки Японии и Южной Кореи, где потребители требуют обычно уже очищенный и миксованный уголь под свои высокотехнологичные производства, а такой здесь никто не может делать, — говорит Анатолий Лазарев. — Но мы цену удерживаем среднерыночную — и не демпингуем, и не завышаем, предоставляя, правда, больший набор услуг своим клиентам за те же деньги, что и другие. Например, ввели в прошлом году многоступенчатую магнитную систему очистки угля стоимостью почти миллиард рублей».

Сейчас коэффициент занятости причалов Восточного уже составляет 90%, поэтому еще в 2012 году, предвидя рост объема перевалки, здесь начали строить Третью очередь угольного комплекса общей стоимостью 31 млрд рублей, из которых 19 млрд уже освоены. На участке земли площадью 54 га с нуля создана необходимая инфраструктура: четыре склада общей вместимостью 780 тыс. тонн и два новых причала, уже завезено конвейерное оборудование и заказаны еще два вагоноопрокидывателя. Изначально проект стоил 27 млрд рублей, но подорожал ввиду девальвации рубля до 31 млрд, в связи с чем плановый срок окупаемости — семь-десять лет — будет увеличен. Но наращивание мощностей прямо отражается на росте выручки: в компании ее не раскрывают, говоря лишь, что по итогам прошлого года заплатили 4 млрд рублей налогов, а с запуском Третьей очереди поступления увеличатся до 6 млрд. Третью очередь начнут вводить в эксплуатацию уже в этом году, а к 2019-му она позволит нарастить перевалку угля до 39 млн тонн с возможностью увеличения мощностей (в 2008 году, когда «Кузбассразрезуголь» только зашел в порт, он отгружал немногим более 16 млн тонн угля). «Весь ожидаемый объем угля уже законтрактован, — говорит Анатолий Лазарев. — Половина — долгосрочные договоры, половина пока меморандумы о намерениях». Кроме сырья «Кузбассразрезугля» через Восточный порт отгружают уголь СУЭК, Кузбасская топливная компания, АО «Русский уголь» и еще с десяток предприятий. Более того, чтобы железная дорога справилась с растущими объемами, Восточный порт уже сейчас строит за 5 млрд рублей железнодорожный парк для своих составов и одну станцию общего пользования.

Избыточных мощностей у Восточного не предвидится, если учесть наращивание добычи его основным владельцем.

Хотя понятно, что если в порту Находка закроют мелких угольных стивидоров, то часть их и без того незначительных объемов растечется в Восточный порт и в «Евраз НМТП», а часть, возможно, уйдет в удаленные от городов порты Дальнего Востока. Впрочем, рано или поздно они все равно не выдержали бы конкуренцию.

Технология перевалки угля закрытым способом не только способствует улучшению экологической ситуации, но и повышает эффективность бизнеса за счет снижения себестоимости перевалки и повышения пропускной способности порта.

unnamed.jpg

Третья очередь портового комплекса АО «Восточный порт» готова к сборке.

unnamed2.jpg

Реклаймер передвигается вдоль складского ленточного конвейера по специальным рельсам.

http://expert.ru/expert/2017/29/vostochnyij-port-otvoevyivaet-ryinok-tehnologiyami/